555b (555b) wrote,
555b
555b

Психотерапия жертв ненадлежащего обращения

Оригинал взят у o_dysse_y в Психотерапия жертв ненадлежащего обращения, ч.2
Официальная точка зрения состоит в том, что маленький ребёнок имеет в своём репертуаре только примитивные защиты. До трёх лет это незнание приличной части реалий жизни, - про секс, смерть, деньги дети двух лет обычно не знают, то есть это такое "естественное" "отрицание психотическое". Та же незамутнённость о существовании в мире секса, смерти и денежных отношений между людьми у тридцатилетнего будет воспринята как психотический статус, не укоренённость в реальности.
В три года появляется способность говорить о себе Я и мир разделяется на Я и не-Я, другие, появляется способность соотносить себя с другими и делить мир на Мы и Они сначала на материальной основе: знать кто чья мама, моя или не моя, чьи игрушки, мои или не мои. Когда появляется идея общего, совместного, то есть когда усложняется материальная культура, получает шанс и внутренний мир - на усложнение этой реальности вложенных друг в друга разноуровневых "мы".
Тридцатилетний, который не имеет представления об экономике страны, о налогах, которые "мы" направляем на медицину, страхование, армию, развитие образвания, который не понимает механизма создания политических партий - формы отстаивания своих интересов на уровне большой группы и разноуровневых "мы", лоббирующих свои интересы в национальном или государственном "мы", - воспринимается как "неразвитость, некультурность".
[далее]

Диссоциация меньше всего исследована по понятным причинам, - чего мы не помним, о том мы не думаем и не говорим. Однако все дети амнезируют первый год жизни, редко кто помнит подробно второй год жизни, более менее чёткие воспоминания начинаются с трёх лет. Многие люди забывают свои сны сразу по пробуждении, - то есть эта часть внутренней жизни тоже "естественно присутствует" в каждом. Человека, который помнит всё, среди живых нет - поэтому люди придумали сначала письменность, потом компьютер и возможность хранить петабайты информации на внешних носителях :) Соответственно, с шести лет у ребёнка формируются над примитивными адаптивные способы психологической защиты (юмор, соподчинение целей, альтруизм, самонаблюдение). А у некоторых не формируются, - в силу отсутствия культуры у воспитателей, то есть человек не получает шанс на выбор между примитивными и надпримитивными способами справляться со стрессовыми нагрузками.

Преимущество человека в том, что он самообучаем. Вот почему как только мы делаем образование всеобщим, и учим всех читать и писать, - мы даём каждому шанс, возможность прочесть и научиться самому справляться со стрессом иначе, не как дошкольники, а как взрослые. Как только общество блокирует доступ к грамоте, мы получаем самовоспроизводство примитивных способов психологической защиты.

Чтобы систематизировать теоретический материал, полезно взять карандаш и лист бумаги, нарисовать дугу, - это границы другого человека, абъюзера. Под дугой написать Отрицание психотическое, Расщепление, Диссоциация, - именно репертуар психологических защит доступен непосредственному наблюдению. Именно он ближе всего к "внешнему слою" человека, по его словам и поступкам мы можем вынести клинически адекватное суждение о том, denial, split, amnisia действуют (патология в сфере восприятия, мышления или памяти в первооснове, если подумать. Поскольку высшие психические функции действуют согласованно, нет ничего удивительного в том, что в той или иной форме может проявляться и не-восприятие части опыта, и не-думание о части опыта, и не-помнение части опыта). Этот слой я назвала выше "примитивными, дезадаптивными психологическими защитами от эмоциональных перегрузок".

Эмоциональная сфера тесно связана с действием (э-моция, motion это движение), поэтому второй слой будет про импульс-контроль. Тут в каждом из трёх секторов может быть сильный-слабый-ригидный импульс-контроль, и соответственно девять классов абъюзеров.

Отрицание психотическое с сильным импульс-контролем даст вам садистку, которая превратила ребёнка в "нарциссическое расширение" и тиранит его дома, вдали от глаз окружающих, а на людях сдерживается.

Отрицание психотическое со слабым импульс-контролем даст вам разнузданного садиста-отца, который "строит" своих домашних где хочет и как хочет.

Отрицание психотическое с ригидным импульс-контролем даст непредсказуемые срывы родителя, те самые варианты с преследованиями с топором и прочее, которые "бывают редко, а так человек хороший".

Расщепление с сильным импульс-контролем даст вам тип ханжи, лицемера, - человека с раздельным мышлением. В "Золотом телёнке" таков тайный миллионер-предприниматель. Это не диссоциация, потому что главный герой помнит себя в обоих состояниях. Мужчины, живущие на две семьи и обманывающие обеих женщин, имеют то же самое внутреннее устройство, расщепление и сильный импульс-контроль. Они не болтают в одной семье о другой, и одновременно - выбирая женщину 1, отвергают женщину 2, а выбирая женщину 2, отвергают женщину 1.

Расщепление со слабым импульс-контролем даст вам пары, где люблю-не-могу и через некоторое время ненавижу-убью-гада, в непосредственной жизни проживаются противоположные чувства, аналогично люблю-её-не-могу и через некоторое время уходи-ты-мне-не-нужна, все эти любовные качели, которые так тяжело наблюдать со стороны окружающим.

Расщепление с ригидным импульс-контролем даст вам тип мучителя "кающийся грешник", у этого будут перемежаться святошество и срывы, ханжество и срывы. Он будет носить на руках и дарить цветы, а потом "сорвёт фьюз" и обложит матом, обязательно извинится-покается, чтобы получить прощение и восстановить чувство собственной хорошести, снова будет носить на руках, пока не обложит.

Диссоциация с сильным импульс-контролем, - это тип абъюзера, который легко находит себя в спецназе, боевых частях и других социально одобряемых убийственных занятиях. Они не помнят лиц тех, в кого стреляли, - психиатр если и видит их, то по поводу кошмаров, иногда память играет со снайперами злую шутку, и лица убитых приходят к ним во сне. Эти пациенты могут убить лечащего врача, как "контейнер" информации, которую "нельзя помнить". Есть такие, которые предпочитают загипнотизировать своего психиатра, а не убивать, но это тема для спецсеминаров, а не для открытых обсуждений в ЖЖ. Могу только сказать, что трудными для них являются кризисные годы, когда возникает тяга исповедаться, "сгрузить" груз с души, - решиться на исповедь им очень трудно, прошлое "стучится в душу".

Диссоциация со слабым импульс-контролем это более бытовой вариант, поехал куда-то в провоцирующую обстановку, из видео в интернете с удивлением узнал, что принимал участие в групповой оргии. Не помнит ничего, по возвращении вёл себя как обычно, виноватым себя не чувствует, ибо не имеет воспоминаний о том, как участвовал в сексуальных экспериментах. Этот мотив очень любят адвокаты преступников, но преступники не знают, какие маркеры такого состояния в тестах, так что психодиагностическое обследование быстро выявляет симулянтов. В более социализированной форме, такие пациенты пожалуются вам на то, что теряют даты, - то есть пишут 12-е число, когда на календарях у всех 14-е: эмоционально перегруженные стрессом сутки или двое "выпадают из памяти событийно" и "стоят, не двигаются на оси времени". Притом неважно, горе или счастье заставило время остановиться, парадоксальным образом знак эмоции не определяет ничего, только сверхинтенсивность переживаемого.

Диссоциация с ригидным импульс-контролем даёт киносценаристам сюжеты про немотивированные "перевоплощения" в "злодейку", которая "вдруг" проявила агрессию. В реальности чаще всего это будет диссоциативная фуга и отъезд за сотни километров в беспамятстве, на фоне стрессового события. Потом перещёлкнет, снова вспомнит, кто в обычной жизни, выйдет на связь, восстановит прежний образ жизни. Но "сбежавшая невеста, которая забыла, кто она и откуда" или порыв сбежать и забыть, это отголоски возможности прожить срыв импульс-контроля при диссоциации как ведущем защитном механизме.

Итак, мы нарисовали дугу, под ней три сектора - примитивные психологические защиты, наблюдательный клиницист легко выносит об этом адекватное суждение, под ней дуга эмоциональной сферы и импульс-контроля, - если пациент сотрудничает и есть данные анамнеза, то можно по фактам биографии предполагать один из девяти классов, под ней дуга критики к своему состоянию. Она определяется во время интервью, - не с каждым абъюзером есть возможность поговорить. Теоретически критика к своему состоянию может быть утрачена, нарушена, искажена, сохранна. Практически искажённой (невротического уровня) и сохранной критики у абъюзеров не бывает.

Рисуем полосочку "утрачена", - у всех девяти классов абъюзеров может быть абсолютная уверенность в собственной правоте и жить так, как он живёт, без тени сомнения.

Рисуем полосочку "нарушена", - у всех девяти классов абъюзеров может быть путаница внешнего и внутреннего мира.

Для того, чтобы ощущать собственное "нутро" здоровым, абъюзеру нужен партнёр с более лёгкой степенью утраты критики. Поскольку человек с сохранной критикой с абъюзером не свяжется, то в отношения с абъюзером вступит человек или с нарушенной способностью адекватно оценивать реальность (он легко поладит с утратившим), или с искажённой способностью адекватно оценивать реальность (он легко поладит с нарушенным). Этот тот самый "клик" двух людей, который даёт жертве превосходство в отношениях, она "нутром" знает, что "правильнее, здоровее и лучше" своего мучителя и в отношениях с ним служит ему "спасителем, опорой, проводником в мире реальности". Именно туда и идёт психотерапевт, если принимает решение вмешиваться.

С силой эго мы разобрались. Сфера супер-эго, сфера идеального Я и "что такое хорошо, что такое плохо" это нравственный стержень личности. Можно быть эмоционально сдержанным или разнузданным человеком, реагировать на события тем или иным защитным способом, суть человека его нравственность или безнравственность.

На уровне аморальности, - того, что в цикле постов про ненадлежащее обращение "То, чего не было" названо уровнем Людоед, - располагаются "злокачественные нарциссы", и злокачественными их эгоизм, ограниченность и недальновидность делаются именно из-за отсутствия ценности взаимности и "поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой". Они живут в отсеке сегодняшнего дня, по принципу "умри ты сегодня, а я завтра". Это антимир уголовников-рецидивистов, лиходеев и злодеев, если говорить русским литературным языком.

На том же уровне аморальности рядом с дефектным Людоедом располагается Палач, - это то же самое "злокачественное" отсутствие сформированного супер-эго, отягощённое сверх-ценной идеей права казнить и миловать других людей, идеей всемогущества. Оба некурабельны - то есть психотерапии не поддаются и лекарственному лечению тоже. Настроек нет как таковых, нечего настраивать, нравственный компас - ремешок без круглой коробочки на нём. Поддаются дрессировке, срабатывает "не хочу больше в тюрьму", избегание поведения, которое ограничивает удовольствие есть, спать, пить и гулять на свободе.

Между безнравственностью и нравственностью есть две формы нравственного нездоровья, грамотное название несформированность супер-эго. Я называла их в комментарии выше "сбитые настройки на можно и нельзя". Это ремешок и коробочка, где стрелка показывает на деления, которые сбились, - чаще всего из-за детства в семье с ненадлежащим обращением. Можно и нельзя усваивается из отношений в семье, где любить - это делать жизнь друг друга лучше, где взаимность обязательств и взаимность уважения прожиты и ощущаются естественно, как воздух, который есть всегда и всюду. Здоровое нравственное чувство заставляет человека отшатываться от аморальных людей из инстинкта самосохранения, грамотно это называется "контртрансференс на психопатов".

"Сбитые настройки на можно и нельзя" дают Плута и Одноглазого. Первый обманывает других к своей выгоде, скрывает одно и показывает другое. Второй с другими может быть честен, а вот самого себя - обманывает, потому что обманываться рад.

Алмаз алмазом режется, плут плутом губится, дурак дураком тушится, - есть такая поговорка. Плут рано или поздно встречает на своём жизненном пути человека, нарушенного по тому же паттерну, что и он, вступает с ним в отношения взаимной проективной идентификации, и в этих отношениях приходит к "большому бабаху отношений", который и становится отправной точкой переоценки ценностей и вопроса, не настроить ли нравственный компас. Рассказы о разбойниках, ушедших в скит, - сюжеты о таком нравственном перерождении.

Одноглазый, к сожалению, легко вступает в отношения с абъюзером, и теряет здоровье в них. Душевное и физическое.
Tags: Б-Полякова, насилие, чуть психологии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments