555b (555b) wrote,
555b
555b

Category:

Рассказ о злости.

Оригинал взят у govori_slushai в Рассказ о злости.

В переписке с одной моей читательницей всплыла такая история: идёт она как-то домой и видит девочку, бросающую камни в кошку. "Девочка", — говорит она, — "зачем ты это делаешь?". На что ребёнок отвечает: "Я ненавижу кошек, потому что они едят мышей".
Вот после таких историй, родители часто начинают пугаться, когда слышат от собственных детей "я ненавижу тебя", "я убью тебя", "я выгоню тебя из дома". Кажется, что если разрешить это, то всё может закончится насилием по отношению к беззащитным существам. И я хочу написать пост, в котором расскажу, что как раз у детей, которым запрещают показывать свои чувства, больше шансов стать такими.
Конечно, девочка может быть садисткой и получать удовольствие от мучений более слабых. Но мы будем исходить из того, что такие отклонения всё же не так часто встречаются, да и мы с вами обладаем достаточно развитым эмоциональным интеллектом, чтобы отличить злость, горечь, а может даже и торжество в словах ребёнка от удовольствия и радостного возбуждения.
Итак, есть девочка, которая злится. И, положа руку на сердце, скажу: я не верю в то, что можно так сильно разозлиться на кошку за то, что она ест мышей. Уверена, что этот гнев был рождён в другой ситуации, и не найдя безопасного выхода там, она выплёскивает его тут, с животным. Скорее всего ребёнок разозлился на что-то и не имела возможность рассказать о своей злости. Как дети показывают свои чувства? Самые развитые говорят "я злюсь", другие обзываются: "дурак", например; третьи — кричат: "Я тебя не люблю!", четвёртые — швыряют вещи, пятые, в попытке достучаться до того, с чьей стороны они чувствуют угрозу, в попытке рассказать о том, что вот тут находятся мои границы, пожалуйста, прекрати меня пугать, начинают воздействовать физически. И, конечно, это всё вместе может быть в одном ребёнке. Иногда, дети начинают сразу с физического насилия, а иногда они шаг за шагом приходят к нему, когда все другие способы были закрыты родителем. Если разрешить фразу: "Я хочу убить", — то ребёнок не пойдёт убивать. Именно потому, что ему больше это незачем. Он так вербально рассказал о своей злости, и как только он понимает, что он услышан, ему больше нет нужды демонстрировать свою злость. А вот если выражать свою злость подобным образом становится небезопасно, то дети используют последнее — "да посмотри же ты на меня наконец, я злюсь! злюсь! злюсь!" — и толкают, пихают, кусают, бьют.
И если после этого родители продолжают (по идеальной системе отказа от поощрений насилия бихевиоризма) игнорировать его чувства, или ещё как-нибудь наказывают ребёнка, то он перестаёт кусать, щипать, бить и толкать, да. (Родители пускают фейерверки и пьют шампанское). Только злость-то она никуда не делась. Она проявится: в чувстве вины или стыда, а битье головой о стену, в обиде и зависти, в агрессии, направленной на более безопасный объект (младших детей, изгоев в классе или дома, животных).
Если дети говорят о ненависти, то у вас есть шанс оставить эту ненависть только в словах — просто услышать их и показать, что услышали.
Если тяжело это слышать, покажите ребёнку, как он ещё может рассказать о своей злости. Только это будет работать тогда, когда
а) мы будет слышать эти рассказы ребёнка;
б) мы будем сами использовать их в жизни.
Да-да, пока мы на собственном примере не покажем, что это работает, дети продолжат брать работающие модели из нашего поведения.
В связи с этим риторический вопрос: а каким образом вы рассказываете своему ребёнку о злости?

Tags: чуть психологии, это интересно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments